(29 августа 2016 года)
рассказ

Обычно дружба завязывается в юности, в школе, институте, ну в армаде или на каком-нибудь студенческом слёте. Это понятно – общие интересы, совместные дела, мгновения опасности, откровений или любви сближают людей, и мы становимся друзьями. После… Ну, через годы, десятилетия, в общем, что происходит потом, мы все хорошо знаем – рутина жизни разлучает: семья, работа, суета, стремление к уединению и спокойствию, наконец, старость, дача, внуки, усталость. Дружба – это особое пространство отношений, в ней нет выгоды, дел, необходимости что-то объяснять. Дружеские узы с возрастом меняются – идеи, желания, игры покидают нас, и мы понимаем, что осталось нечто особенное, наличие душевной взаимности, в которой нечего делить и обсуждать, когда вместе просто хорошо. Словно прошлое и будущее соединяются в одно замечательное сейчас, где вне времени и пространства есть твоя душа и память – та неразрывная близость с закадычными дружками, которая постоянно согревает сердце, словно огонь вечной радости и чистейшей доброты.

Размышляя над явлением дружбы, перебирая в памяти образы тех немногих людей, кто стали моими товарищами, я не раз наталкивался на ощущение, что всё это несколько сложнее и одновременно проще, чем мы думаем. Мой школьный дружок Сашка – мы просидели с ним за одной партой целых семь лет. Женя – собрат по студенческим пирушкам. Эд – армейский друг. Ириша – мудрая дама, всегда полная очарования и загадки. Лёша – мальчишка, вечно ищущий смысл своего бытия. Сергей – мудрец, эстет и художник. Василий – простодушный ангел-спаситель мира. Аня – источник неиссякаемой энергии фантазии и творчества. Володя – вечный странник и добряк. Оля, Таня, Евгений, Григорий, Лиза, Ириха, Костя, Оксанка, Александр, Юлище, Анатолий, Олюшка, Наиль, Маришка, Вадик, Валерушка…. Господи, да их и не счесть! В какой-то момент осознаёшь, что каждый, с кем ты встречался, кто стал не безразличен – это друг и нить любви, взаимности, круг Соприкосновения, который начинает расти, становиться огромным, необъятным. Чуть после понимаешь, что с возрастом качество восприятия дружбы, этих тончайших уз доверия, меняется, переходя от практических дел к душевной близости. В детстве нас увлекают события, поступки, слова и эмоции. С годами чувствуешь, что дружба – это не текущее и прошлое, а только настоящее, которое происходит сейчас в самом сердце и совершенно не важно, что ты живёшь в Вологде, а твой дружок в Эймсе штата Айова или вовсе переступил грань суетного бытия. Мост дружбы особый – это связь души и сердца с теми, кого ты любишь, вне времени и пространства, вне контактов и материальной коммуникации, где достаточно только чувства единения. Впрочем, здесь не нужны слова, повествующие о том, как это было и есть, они лишь прелюдия для ума, чтобы войти в резонанс с Пространством, шагнуть к самому важному, что и так очевидно, но не выразимо….

С Наилем мы познакомились, даже не знаю когда, просто не помню. Общение в Интернете, социальные сети – интересная придумка, порой позволяющая объединиться тем, кто никогда бы и не встретился воочию, да может и не встретится, но зато произойдёт самое важно – контакт двух интеллектов, искра интереса, способная в ничтожные доли мгновения возжечь пламя дружбы. Просто кликнул «дружить» и оказалось, что есть повод задуматься над общим, заглянуть в пространство другого человека. На днях мы болтали по Скайпу, а мимо пробегала младшая дочка, которая, в общем-то, уже достаточно взрослый человек, чтобы говорить об очень взрослых вещах. Что-то её остановило, и загорелась беседа. «Здрасьте, а у меня тоже есть друзья!», - уверенно и не смущаясь, сказала Ася. Наиль кивнул и, немного помедлив, включился: «Привет, а кто твои друзья?» Я немного отстранился от экрана, давая им возможность рассмотреть друг друга. Увидеть другого человека, побыть с ним рядом – это важная часть ритуала погружения в пространство взаимности. В этот миг общаются не только интеллекты, но, прежде всего, души людей, словно сообщая друг другу «свой-свой». Конечно, бывает результат, когда душа сообщает: «это чужой», но, как показывает практика, отрицание в большей степени утверждает не душа, а мышление человека. Барьер создаёт наша отстранённость от искренности и открытости, загруженность социальными штампами, обязанностями и обстоятельствами, нуждами и проблемами. Когда голова забита всяким хламом, то душе нет места в жизни человека, поэтому дружбе негде прорасти, для неё нет почвы и атмосферы доверия. В свою очередь, сильная душа и наличие дисциплины ума преображают нас, распахивая интерес, любовь для всего мира, в миг, растворяя все барьеры и преграды, поднимая над ограничениями, позволяя принять людей такими, какие они есть, без желания изменить их или навязать своё мнение.

«Трам-тарарам», - подумал я, когда увидел загоревшиеся глаза дочки. Я не удивился, услышав: «Ну, Аня, Коля, мой конь Лорд, Маришка…». Через минуту мы с Наилем просто прыснули от смеха. «Видишь, Наль, у детей и подростков всё просто, кто близок, кто улыбнулся, кто в теме – уже друг. Это после, с годами, мы больше теряем друзей, чем находим», - я развёл руками, что правда – то правда. Но Наиль не сдался: «Ася, скажи, а почему ты называешь их друзьями?» Она пожала плечами и незамедлительно выпалила: «Ну, потому что мне хорошо с ними, нам вместе классно!» Ну, что здесь можно было ещё сказать, она была права! В дверь позвонили, и я отлучился, бухча про себя: «Кого это там несёт в столь неурочный час?» На проводе оказался мой старый приятель Владимир, он проходил мимо и хотел поболтать о разных разностях, которые могут быть у двух друзей. «Ок! Поднимайся», - я нажал кнопку замка и через несколько минут к нашей компании присоединился ещё один собеседник. Не успели мы рассесться у экрана компьютера, как в сеть вошёл приятель Наиля – Валерий, проживающий в бесконечно далёком от нас башкирском городке. Ася не ушла, ей было интересно, что будет дальше, особенно когда собралось столько взрослых людей.

Мне нужно было как-то сориентировать наших новых собеседников: «Друзья, у нас возник диспут на тему дружбы. И мы пришли к мнению, что дружба – это когда вместе классно, а что делать или, о чём болтать значения не имеет. Как поддерживаете эту точку зрения?» Валера явно ещё не вошёл в тему и поэтому задал вполне предсказуемый вопрос: «Так, а зачем тогда собираться, если нет конкретного дела? В чём тогда результат дружбы?» Я выразительно глянул на дочку: «Ну, давай!» Она немного смутилась, но быстро оправившись, легко ответила в свойственной ей форме: «Ну, потому что вместе хорошо. Когда есть друзья, то всё делать весело». Словно эхо отозвался Наиль: «Валер, понимаешь, цель, предмет – это пища для ума, а дружба – это продукт жизнедеятельности души, дружбе не нужен смысл. Просто кайфово вместе и тогда любое дело будет делаться хорошо, радостно, дружно». Владимир видимо почувствовал подъём и интерес к словам Аси: «Ася, скажи, а ты дружишь с папой?» Она кивнула: «Конечно, и с мамой и сестрой и ….», - начало было перечислять моя дочь, но Владимир прервал её: «Понятно, понятно, а скажи, но кроме друзей, я думаю, у тебя есть те, кого можно назвать врагами?» Она пожала плечами: «Да, нет, просто есть дураки, кто не способны вести себя нормально, улыбаться, делать что-то совместно, им обязательно надо выпендриться, поёрничать, в общем, шило у них не в том месте». Валера рассмеялся: «Бойкая у тебя, Стас, дочка. Ну, вот скажи, Ася, так и как с ними дружить, ну, с теми, кто не в ладах с собой, ты к ним как относишься?», – не отставал Владимир. «Могу и по шее дать, с кем не бывает! Но, я их тоже люблю, они нормальные ребята. Просто им что-то мешает быть дружными, открытыми, адекватными!», - махнув рукой, она дала понять, что они тоже часть её жизни, и от этого никуда не деться.

«Хочу сказать одну умность», - слова Наиля сконцентрировали общее внимание: «Мы тут медитировали и пахтали мировое Пространство». Он непроизвольно махнул рукой, словно указывая на всю Вселенную, что немедленно вызвало улыбки присутствующих: «Вы же знаете, что есть такие люди, которые ни к чему не приспособлены, как «неприкасаемые», у них нет душевных отношений, веры, только самость, эгоизм, амбиции и так далее…». Все кивнули головами, Наиль продолжил: «О них нет повода говорить, это уже не важно, но все остальные, всё человечество живёт сегодня в пространстве конкретных материальных взаимосвязей «ты мне – я тебе», пусть за деньги или интерес, но всё равно между нами обязательно скрывается какая-то прагматичность, деятельность ума, иначе интерес уходит». Воцарилось молчание, но все явно были согласны, он продолжил: «Мне кажется, что дружба – это нечто иное, совершенно новое пространство отношений между людьми: будущая эра всеобщей взаимности, в которой не будет рассуждения, оценки, когда расчёт и выгода отступят людей, и мы станем братьями». На миг воцарилась тишина. «Классно!», - восхищённо проронила Ася.

«Так что же такое дружба, по Вашему мнению?», - задал вопрос Владимир. Наиль словно ждал этих слов, его глаза и невольное движение к экрану отразили возбуждение: «Да-да, это важно прояснить. Помнится, в древних писаниях есть слова о ступенях качества отношений между человеком и Богом: есть служение в качестве раба, после возникает дружба, затем возгорается родительская любовь, со временем переходя в любовное стремление сердца и наконец, приходит идеал слияния в единстве и целостности нашей Божественности?» Все согласно кивнули головами, а Ася просто слушала, и ей было интересно. «Так вот», - продолжил Наиль: «Мне кажется, что эту «формулу» можно применить и к окружающему нас миру, к каждому проявлению отношений, определяя тенденцию роста качества нашей жизни». «Так, а причём здесь эра дружбы?», - прозвучал вопрос от Валерия, который, видимо, не нашёл связи в произнесённых словах. Первым ответил Владимир: «Я так понимаю, что если проецировать форму взаимодействия человека с Богом на отношения людей, то получается, что «неприкасаемые» - это обычные поедатели житейской суеты, в мышлении которых нет ни взаимности, ни радости, ни Бога. А мир денег, экономики и законов – ни что иное как пространство взаимного рабства? Ведь в обыденности мы как рабы служим друг другу за определённую выгоду, молимся на богатство и успех, и если не получаем их, то теряем интерес к действиям, а порой и к жизни. Сейчас, я так понимаю, всё это будет меняться к провозглашению доброй воли? То есть служению друг другу просто потому, что нам хорошо вместе и все будут получать удовольствие от жизни, сотрудничества и взаимного внимания вне рамок получения материальных благ. Так?» Наиль согласно кивнул.

В возникшей тишине мне захотелось кое-что уточнить: «Да, всё так и всё же, несколько иначе. Дело в том, что мы привыкли оценивать своё бытие по форме и количеству, сравнивать, рассуждать о смыслах, ставить цели и решать конкретные задачи. Я так понимаю, что новое качество отношений в форме дружбы – это нечто большее, чем проявление доброй воли. Мы перестаём жить «по тому что», а начинаем просто жить без мотивации, она не требуется в этом качестве бытия. Словно теряем свой ум и возносимся чуть выше, над земным, привычным, рассудительным. Это, как медитация, только концентрация внимания останавливается не на объекте, цели, форме, чувстве, а на взаимности, на входе в общее Пространство доверия, на всеохватной полноценности бескрайнего потока Жизни. Тогда появляется особая Связь – слияние душ и сердец в понимании особого «нематериального» смысла бытия – радости, любви, Служения, которое переполняет нас благодатью дарения, безграничностью вознесения и полёта. От этого взаимного Присутствия возникает удивительное чувство согласия и непреходящей радости, которое и можно назвать истинной дружбой! .... А дела, поступки, творчество рождаются сами из нового всеобщего Состояния взаимности». «Эка вы махнули, да не уж-то такое вообще возможно?», - не удержался Валерий. «Возможно! Мы же вот собрались, и цели никакой никто не преследовал, просто интересно быть вместе, словно создаётся новая территория свободы и доверия», - пояснил я. «Но как всё это будет расти, развиваться? Ведь не проснутся же завтра все люди с обновлённым мировоззрением?», - засомневался Владимир. «Не проснутся, но будут чувствовать потребность в этом новом качестве жизни, будут искать», - пояснил Наиль. «Так, значит, вы предлагаете как-то помочь им?», - рассмеялся Валерий. «Поиграть в дружбу, ну словно в театре, только по-настоящему?», - подала свой голос моя дочь, имевшая уже не малый опыт в актёрском деле, в осмыслении и переживании текстов и ролей по системе Станиславского. «Нет-нет, не поиграть, а буквально создать пространство и условия для самовыражения людей, стремящихся к реальности нового качества собственной жизни», - уточнил я.

«Это ты про добровольческое движение?», - спросил Владимир. «Нет, вовсе нет, современное добровольчество и волонтёрство – это уже прошлое. Достаточно просто осмыслить свою связь, взаимность, открытость с окружающими людьми. Кстати, для этого можно использовать и механизм социальных сетей. О-о-о!», - воскликнул я, возбуждённый новыми возможностями: «Да, ими можно «перевернуть» мир!» «Вот, узнаю Стаса, он всегда всё перевернуть готов», - подтвердил Наиль. «Нет, ну правда, всё гораздо проще, нежели кажется нашему уму. Вам же сейчас хорошо? Вы чувствуете Поток согласия, это новое Пространство бытия?», - я оглядел окружающих. Все закивали головами. Они улыбались, и это было самым верным подтверждением, что искра доверия зажгла пламя всеобщей взаимности. «Тогда больше ничего не нужно делать, кроме как протянуть руку своего доверия другим», - продолжил я. «Что ты имеешь ввиду?», - уточнил Валерий. «Валера, это ум толкает тебя к конкретике, впрочем, это хорошо, потому что все мы пока основываем свою деятельность лишь на логике и смысле. Думаю, надо создать новую группу в социальных сетях: «Эра Дружбы». Поставить условия, что каждый новый участник обязуется быть активным, то есть вникать в суть, что происходит – знакомиться с другими, общаться не только текстами и перепечатками, а лично, пусть по Скайпу или Вацапу. Обязательно приглашать в группу всех своих друзей. Нам нужно общение, чувство согласия, взаимности, Присутствия, а всё остальное произойдёт само собою, через сердце, чувства, любовь».

Владимир потянулся и крякнув рассмеялся: «Да, вы романтики». Наиль отрицательно покачал головой: «Нет, Владимир, реалисты! Так выглядит новое качество Бытия, переход в состояние «Мы» - не «я» + «я» + «я» и так далее, а именно в единое и неделимое «Мы». Я поднял руку: «Представляете, когда есть внимание и доверие, разве вы будете требовать сверхприбыль, обманывать, быть не тщательными в делах? Мне кажется, что даже быть богаче своего друга становится как-то неудобно, не справедливо, ведь надо помочь «отстающему». Если создастся такое Пространство согласия и люди почувствуют свою неразделённость, то само собой возникнут новые хозяйственные и социальные условия для жизни. Так, не стремясь к доброй воле, не задумываясь о ней, не провозглашая никаких лозунгов, просто через чувство и близость сердец, мы можем изменить тот материальный мир, в котором живём».

«Да, так и банки свои создать можно и прессу, и новые социальные сети, и общества взаимного доверия, экологические сообщества, и даже не знаю, чего ещё», - загорелся Валерий. «Можно», - подытожил Наиль: «Только не «для», а «благодаря»». «Ну, что будем дружить?!», - спросил я. «Будем!», - хором ответили все и невольно наши руки встретились во взаимном рукопожатии, словно хороводе общего чувства взаимности. Наиль и Валерий, улыбаясь, махали нам руками из далека своих городов открытые, чистые, любящие, согласные. Мы все разошлись, но Пространство новых отношений, нового качества жизни осталось, приглашая людей войти в «облако» всеобщей дружбы.